Больше газа, меньше Украины: “Северный поток-2” изменит европейский рынок

Глава «Нафтогаза Украины» Андрей Коболев заявил, что проект газопровода “Северный поток-2” будет иметь негативные последствия не только для Украины, но и для стран Центральной и Восточной Европы.

По мнению Коболева, которое он высказал в интервью BBC, реализация проекта «Северный поток-2» окажет серьезное влияние на цены для европейских потребителей.

Транзит газа через Украину

Действительно все дело в заботе о европейских потребителях, или Киев любым способом хочет сохранить украинский транзит, который дает значительное количество средств в бюджет, нам объяснил младший научный сотрудник Центра отраслевой экономики Научно-исследовательского финансового института Андрей Гордеев:

«Стоит понимать, что любая конкуренция значительно снизит транзитные потоки через Украину, которые приносят поступления в их бюджет. Россия же давно заинтересована в том, чтобы транзитные потоки с Украины перенаправить как-то в обход. В таком случае проблемных ситуаций с транзитом будет возникать  гораздо меньше.

В любом случае цены на газ в будущем продолжат снижаться, поскольку в мире сейчас серьезно наращивается его производство. Использование газа со временем будет применяться еще более широко, причем на некоторых производствах смену нефтепотребления на газ».

“Северный поток-2”: все дело в политике

Противниками проекта «Северный поток-2» выступают США и известные по «письму десяти» ряд стран прибалтийских и восточноевропейских государств, в то время как странам Западной и Центральной Европы проект однозначно интересен. Чья же позиция здесь в итоге возобладает?

Как считает эксперт, в прибалтийских странах свою роль играет политический момент. «А США действительно заинтересованы в снижении конкуренции, поскольку они сами сейчас наращивают поставки СПГ на европейский рынок. Причем они оказывают поддержку в строительстве судоверфей и портов, которые способны принять крупные газовозы, чтобы транспортировать свой газ на европейский рынок. Американцы заинтересованы в том, чтобы не было дополнительного предложения в Европе», – считает Гордеев.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов отчасти соглашается с коллегой: «Роль тех стран, которые выступили против реализации проекта «Северный поток-2», до сих пор до конца не ясна в этом проекте. Как он затрагивает их интересы можно сказать только по паре стран, но, например, та же Польша или прибалтийские государства вообще никак не затрагиваются здесь вообще. В их территориальных водах труба вообще не будет проходить.

Нужно отделять политический вопрос от интересов бизнеса. Но стоит понимать, что крупные поставки газа априори всегда будут политизированы. Они не могут быть не политизированными по той простой причине, что газ влияет на энергетику, та влияет на промышленность, а та уже влияет на всю экономику».

Андрей Гордеев в свою очередь говорит, что угадать, какой будет исход достаточно сложно, вопрос лежит не совсем в экономической плоскости. Тот, у кого больше политического веса, и тот, кто найдет больше рычагов давления, тот и одержит победу в этом вопросе», – резюмирует наш собеседник.