Тренд на открытость: в Минобороны доказали способность «держать марку»

Новость о том, что по заказу Минобороны строится более 2,5 тысяч объектов интересна не только масштабами деятельности, но и самим фактом принципиальной возможности опубликования подобной информации. 

«Строятся объекты как специального, так и социального назначения. Это радиолокационные станции, гидротехнические сооружения, аэродромы, медицинские объекты, жилые дома, школы и детские сады, кадетские училища, военные городки, полигоны, причалы», — отметил замглавы Минобороны Тимур Иванов. По его словам, масштабы строительства сравнимы, разве что, с послевоенным периодом в СССР.

Как отмечает кандидат исторических наук, независимый эксперт Сергей Ермаков, Минобороны демонстрирует не только быстрые темпы обновления после длительного периода недофинансирования, но и способность адаптироваться к вызовам современности. Причем, очевидно, временами российские военные справляются с такими задачами куда успешнее коллег из Пентагона. 

«Это информация из разряда той, которая не слишком открыта значительную часть времени. И если она появляется подобным образом в СМИ, важно само наличие официального заявления на эту тему. По традиции, Минобороны предпочитает строить все тихо, даже если речь идет о детском саде, не говоря уже об объектах военного назначения. Иногда случаются какие-то скандалы, что-то всплывает, но общие масштабы оцениваются, как правило, очень неохотно. Тем более, в таком ключе.

Пентагону стоит поучиться у российских военных общению со СМИ

Это должно говорить о подготовке и развертывании вооруженных сил в целом, а не только о темпах и масштабах как таковых. Очевидно, что существует некоторая установка на открытость, которая касается всех ведомств, а не только военного. Общая ситуация такова, что абсолютной гарантии на сохранение информации в тайне не может дать никто. И если у нас до сих пор не появилось своего Сноудена или аналога Wikileaks, то это не значит, что их возникновение невозможно в принципе. 

И это меняет отношение к гостайне, некоторые документы становится очень сложно и дорого сохранять. В этой ситуации определенная открытость и способность отчитываться, даже со стороны таких традиционно закрытых структур как Минобороны — это прекрасный способ профилактики действий желающих «срывать покровы». Тем не менее, конечно, эта открытость имеет свои рамки, и людям, желающим проникнуть за эти рамки придется очень непросто. Конечно, когда речь идет об открытости применительно к Минобороны, тема эта довольно скользкая, и действующее руководство не повторяет ошибок конца прошлого века, когда под видом информационной открытости сдавались союзники и выдавались военные тайны. Сейчас этого не происходит.

Открытость стала инструментом информационной войны, в том аспекте, где она являет собой продолжение политической борьбы, она очень выгодна. В этом смысле Россия даже опережает США по темпам открытости, о чем свидетельствует хотя бы то, что они постоянно пользуются кадрами из наших военных репортажей, что говорит не о том, что у них нет таких кадров, а о их неготовности говорить о некоторых вещах и сложностях с секретностью, подобным тем, которые были в СССР где-то в 70-е годы. 

Поскольку американцы пользуются без ссылок нашей информацией, несмотря на то, что мы указываем на то, что они приворовывают, прямо скажем, в мире этой открытости пока никто не заметил. Тем не менее, открытость перед собственными гражданами уже дает эффект. Радует, что наши военные наконец поняли, что глупо прятать то, что может стать источником национальной гордости и усилить ощущение стабильности и уверенности в себе у населения», — прокомментировал он ФБА «Экономика сегодня».