Трансафриканская железная дорога вернет России преимущества СССР в Африке

Участие российских компаний в строительстве трансафриканской железной дороги станет мощным фактором усиления влияния РФ в Африке. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал старший научный сотрудник МГИМО, эксперт по Африке Юрий Зинин.

«Проекты масштабных магистралей в Африке обсуждаются еще с колониальных времен – одним из них было транссахарское шоссе. Тогда на континенте еще конкурировали французы, англичане и ряд других государств. Давно было понятно, что масштабные пути сообщения нужны – они помогают развиваться государствам континента, перемещать товары и трудовые ресурсы, сырье. Сейчас такие дороги нужны как никогда – Африка нуждается в хозяйственных комплексах, развитии промышленности и рынков, а для этого необходима транспортная логистика.

Трансафриканская железная дорога – масштабный амбициозный проект, участие в котором даст России очень много. РФ – крупнейшая железнодорожная держава, так что с прокладкой рельсовой магистрали она вполне справится. Крупный проект потребует от нас поставок в Африку беспрецедентного количества оборудования, материалов, нужны будут проектные работы и привлечение сотен, а то и тысяч наших специалистов. Для России это немалые деньги и множество рабочих мест. А также серьезное усиление политического влияния в Африке на многие десятилетия вперед – наше присутствие на континенте неизбежно увеличится, причем кратно. Разрастутся экономические и культурные связи», — отмечает эксперт.

Россия может принять участие в строительстве трансафриканской железной дороги – об этом говорится в протоколе межправительственной комиссии Россия — Судан. Беспрецедентный проект предполагает прокладку рельс по маршруту Дакар (Сенегал) — Порт-Судан (Судан) – Кейптаун (Южная Африка). То есть дорога свяжет крупные порты на западе и востоке континента, после чего проляжет до его самой южной оконечности. Дорога пройдет как минимум через 13 государств, максимум может затронуть два десятка стран. Россия выдвинула лишь условием подтверждение заинтересованности всех участников проекта.

«Прежние масштабные проекты магистралей и железных дорог в конечном итоге остались на бумаге потому, что многочисленным африканским государствам просто не удавалось договориться. Нужно не просто решить вопрос пересечения границ, которых часто физически нет. Здесь и условия перевозки товаров, визовые вопросы для граждан разных стран Африки, таможенные пошлины. Если в проекте участвуют две страны, такие противоречия легко разрешить, но когда их полтора десятка, споры часто заходят в тупик.

Нужно еще помнить, что в целом ряде стран Африки нестабильная обстановка – целые регионы подконтрольны террористическим организациям, бандам, вооруженной оппозиции. Здесь остро встает вопрос безопасности строителей и проекта в целом – подчас, он неразрешимый. Более того, противоречия между странами столь сильны, что перелет из одной африканской страны в другую часто приходится совершать с пересадкой в Париже – даже о прямом авиасообщении они договориться не могут», — подчеркивает американист.

Африканский вектор 

К участию в строительстве трансафриканской железной дороги российские компании официально пригласил Судан. Москва подтвердила готовность проработать с заинтересованными экономическими операторами, но потребовала «предоставления проработанных финансовой и организационно-правовой моделей данного проекта». Это означает, что к началу совместной работы должен собраться консорциум африканских государств, заинтересованных в прокладке рельс по своей территории и готовых решать проблемы, появляющиеся в ходе работ.

История континента уже знает один проект трансафриканской железной дороги – ее прокладывали по маршруту Кейптаун-Каир, то есть она должна была связать северную и южную оконечность Африки. План был инициирован в конце XIX века с целью соединить смежные владения Британской империи непрерывной линией. Большинство участков введены в эксплуатацию, но существенная часть между Суданом и Угандой пропущена. Связано это с тем, что Германия обеспечила безопасность своих владений в Восточной Африке, в то же время на юге континента британцам серьезные проблемы устраивали буры.

«Россия не зря с 1950 годов активно стремилась нарастить свое присутствие в Африке – весь мир понимает, что за этим континентом будущее. Это неисчерпаемый источник почти всех известных полезных ископаемых, людских ресурсов, земли. Существует версия, что уже во второй половине XX века за континент будут бороться все успешные страны мира. Уже сейчас это делают Россия, Китай, США и традиционные «колонисты» – Британия с Францией.

Участие в крупных проектах и экономические связи существенно помогут России в этой «экспансии». Если в конечном итоге Африка договорится по масштабной железной дороге, у Москвы появляются все возможности вернуть уровень влияния на континенте до уровня СССР. А это вернет все преимущества и поддержку, которые давало такое влияние. Кроме того, сама дорога откроет новые возможности для проникновения товаров РФ на африканские рынки.

Трансафриканская железная дорога даст России существенные преференции в Африке – в первую очередь за счет репутации объединителя и созидателя. Но нужно понимать, что только переговоры по проекту могут затянуться на годы – они явно будут непростыми. Предпосылки для участия РФ все есть, важно за них ухватиться и успешно реализовать», — заключает Юрий Зинин.