Стена на границе с Россией станет финансовым реверансом Литвы для НАТО

Спешное строительство Службой охраны государственной границы Литвы (СОГГЛ) защитного ограждения на границе с Россией в районе Калининградской области нельзя рассматривать вне контекста нынешней повестки НАТО. Такое мнение в беседе с ФБА «Экономика сегодня» озвучил российский политолог Александр Асафов.

«Сегодняшнее оживление Литвы в вопросе строительства стены на границе с Россией нужно рассматривать в контексте недавно прошедших в этой стране учений НАТО, а также укрепления вектора Восточной Европы в сторону Североатлантического альянса. Это демонстрация угрозы приграничных с РФ государств со стороны Москвы в рамках общей политики Запада. При этом выделенная сумма довольно скромная – на эти деньги невозможно построить качественные пограничные укрепления такой протяженности.

Речь идет лишь об открытом проявлении лояльности стран Прибалтики курсу НАТО и усилении конфронтации с РФ. При этом сразу вспоминаются слова одного российского политолога: «Оккупацию еще нужно  заслужить». При этом заявление Литвы о строительстве забора не случайно совпадают с прошедшим неделю назад в Брюсселе кратким саммитом НАТО», — считает политолог.

Сегодня СОГГЛ подписала договор с вилкавишкской компанией-подрядчиком Gintreja о строительстве ограждения на российско-литовской границе со стороны Калининграда на участке протяженностью 44,6 км. Стена будет воздвигнута  в той местности, где государственная граница проходит по суше, до 20 декабря этого года, из бюджета страны на это выделено 1,335 миллиона евро. Ограждение будет представлять из себя металлический сегментный забор примерно двухметровой высоты с дополнительным оборудованием, характеристики которого не уточняются. Также планируется до 2020-го возвести забор на границе Литвы с Белоруссией, говорится в сообщении. Уточняется, что ограждения возводятся с целью «пресечения контрабанды и защиты от нелегальной миграции».

«В подавляющем большинстве случаев стены на госграницах в современном мире смысла не имеют, практически единственным исключением в этом смысле является Израиль, отгородившийся от Палестины. Защиты от нелегальной миграции барьеры, вроде литовского, не дадут, равно как не защитят от контрабанды. Впрочем, эти проблемы не требовали возведения заборов четверть века после распада СССР, а появление их сейчас – вопрос чисто политический. В этом контексте можно вспомнить стену украинского премьера Арсения Яценюка, ставшую просто коррупционным элементом и позволившую «распилить» средства Запада», — подчеркивает политолог.

Сателлиты НАТО будут воздвигать новые «стены» в отношениях с Россией

О том, что Литва планирует построить стену на границе с Россией, Вильнюс объявил в январе этого года. Власти Калининградской области в ответ на это предложили прибалтийскому государству помочь построить на границе этот забор. Отвечать на столь любезное предложение литовские власти не стали. Лишь отметили, что ограждение будет установлено на участке от точки пересечения границ трех государств — Литвы, Польши и России.

Официальная протяженность сухопутной российско-литовской границы составляет 266 километров (в том числе 29,9 км собственно сухопутной, 206,0 км речной и 30,1 км озерной). Также имеется участок межгосударственной морской границы протяженностью 22,4 километра. Россия никогда не выступала за возведение подобных стен на рубежах с какими-либо странами-соседями.

«Подобные «стены» и другие всевозможные барьеры для отгораживания от России государства-сателлиты НАТО продолжат использовать. Ярким примером этого является новая военная доктрина Польши, где РФ объявляется главной угрозой государства. Однако именно для Варшавы антироссийские настроения – это элемент торга, за счет них она рассчитывает бесплатно получить американскую противоракетную систему «Пэтриот», а в перспективе – современные самолеты. Ибо за свой счет перевооружение армии ей не под силу.

Что же касается Украины, Литвы и Эстонии, для них демонстративные выступления против РФ – реальный шанс получить финансовую помощь и обеспечить ротацию войск НАТО. Североатлантический альянс же использует их для нагнетания обстановки в так называемом славяно-балтийском регионе, чтобы наращивать военное присутствие на границах с Россией. Все это звенья одной цепи, и пока не сменится глобальная политика НАТО в отношении РФ, ожидать изменений не приходится», — заключает Александр Асафов.