Российская АЭС в Узбекистане прекратит «водные войны» в Центральной Азии

Подписание Узбекистаном и Россией соглашения о строительстве АЭС в РУз упрочит позиции Москвы в Центральной Азии и прекратит «водные войны». Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

«На уровне соглашения строительство атомной электростанции всегда сродни лотерее и планы еще могут перемениться. Об этом свидетельствует наглядный пример Вьетнама, который после подписания аналогичного документа отказался от российской станции – не потому, что РФ чем-то не угодила, а банально из-за рухнувших в 2014 году цен на нефть. Вьетнамцы рассудили, что дешевле получать энергию из газа. Но сейчас цены на углеводороды опять ползут вверх, и Ханой, вероятно, вновь скоро обратиться к Москве с просьбой об АЭС.

Что касается конкретно Узбекистана – это страна небогатая, так что АЭС будет строиться, скорее всего, на деньги российского кредита. Это единственный минус заявленного проекта – не понятно, когда и на каких условиях Ташкент эти деньги вернет. Предстоят долгие просчеты по поводу будущего тарифа, в который предстоит заложить возврат кредита и процентов. А также долгие переговоры по стоимости проекта и срокам его реализации», — отмечает аналитик.

Глава правительства РФ Дмитрий Медведев на заседании межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству РФ и Узбекистана заявил, что в ближайшее время будет подписано Соглашение о строительстве на узбекской территории АЭС по российскому проекту. Премьер-министр назвал это наиболее значимым совместным проектом. «Мы рады, что сотрудничество в этой особой, наукоемкой отрасли переходит в практическую плоскость. Изыскательские работы на площадке уже начались», — сказал Медведев, отметив, что этот проект носит стратегический характер, создавая задел «для высокотехнологического взаимодействия наших стран на десятилетия вперед».

«После смены президента Узбекистана, отношения Москвы и Ташкента существенно потеплели. Россия стала покупать узбекский газ, направляя его в Киргизию – это дружественный жест РФ в сторону РУз. У России своего газа предостаточно, но она предоставляет рынок сбыта – в обмен на то, чтобы в республике и в Азии в целом более широко были представлены российские интересы. В том числе и в виде атомной энергетики.

Предыдущий президент Ислам Каримов демонстративно отворачивался от России, до 2005 года активно сотрудничая с США – он позволил разместить в стране американскую военную авиабазу, которая участвовала в спецоперации в Афганистане. Если сейчас Москва не наладит прочных взаимоотношений с Ташкентом, туда придут американцы и китайцы. Потерять свое влияние в Центральной Азии для РФ было бы большой геополитической и стратегической ошибкой», — подчеркивает эксперт.

Геополитический атом

Правительство Узбекистана еще в 2014 году объявило, что рассматривает возможность строительства на территории республики атомной электростанции уже в ближайшие годы. Есть определенность с местом строительства АЭС: эксперты указывают на северо-восточную часть Узбекистана, в местности неподалеку от озера Айдаркуль. Природно-климатическая зона здесь идеально вписывается в предварительные условия строительства сооружения — в избытке вода для охлаждения реакторов, а кроме того, отсюда можно обеспечивать дешевой электроэнергией города, находящиеся в первой десятке по численности населения, — Ташкент, Бухару и Самарканд.

Узбекистан является членом безъядерной зоны, создание которой было предложено первым президентом Исламом Каримовым еще в 1993 году. Но этот политик умер в сентябре 2016 года, его сменил гораздо более прогрессивный и гибкий во взглядах Шавкат Мирзиеев. Он с первых дней работы начал решать застарелые конфликты с соседями – торговые, территориальные водные. А также начал политику либерализации страны – отменил ряд препонов на выезд граждан и ограничений как для туристов, так и для иностранных инвесторов. При Мирзиееве отношения Москвы и Ташкента стремительно налаживаются.

«Специфика Центральной Азии такова, что Туркмения, Казахстан и Узбекистан располагают собственным газом – у них нет проблем с электроэнергией с построенных ТЭС. У Киргизии и Таджикистана углеводородов нет, они вынуждены рассчитывать на гидроэнергетику. Из-за этого регион постоянно живет под угрозой водных конфликтов: одним странам нужна вода для полива сельхозугодий, другие не могут ее дать, так как накапливают водохранилища для ГЭС. Конфликты время от времени возникают.

Если атомная электростанция в Узбекистане все же появится, она станет первой АЭС в регионе. Ее появление даст дополнительные энергомощности Центральной Азии, что сделает возможность продажу энергии странам, которым ее не хватает. То есть АЭС в определенной мере может снизить градус напряженности и уменьшить уровень конфликтности в регионе, Москва же станет стороной, обеспечившей мир между соседями.

Но нужно понимать, что после подписания соглашения о намерениях следует этап проектирования – он занимает минимум год. Потом еще более долгий этап строительства – АЭС быстро не построишь, даже с применением современных технологий этот объект остается очень сложным, требующим соблюдения огромного перечня норм правил безопасности. И хотя впоследствии станция будет вырабатывать электричество минимум полвека, от сегодняшнего соглашения до первого киловатта энергии на АЭС пройдет не менее 5-8 лет», — заключает Станислав Митрахович.