«Пришли к прагматизму»: Европа двинулась навстречу «Северному потоку-2» на украинских рисках

Заявление главы Wintershall Марио Мерена об «абсурдной» угрозе «Северного потока-2» для энергобезопасности ЕС показывает изменения, произошедшие в Европе. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал директор центра по тарифному регулированию в сфере энергетики РЭУ Иван Капитонов.

«Российские газопроводы за рубеж часто попадают в ситуации, когда их пытаются политизировать, причем с максимальной интенсивностью. Впрочем, аналогичные действия Запад предпринимает в отношении любого проекта, где так или иначе задействована Россия. И заявления главы Wintershall показывают, что Европа постепенно меняет отношение к тому, что предлагает Москва Евросоюзу.

То есть ЕС меняет мировоззрение и начинает интерпретировать сотрудничество с РФ в положительном ключе – европейские контрагенты уходят от политики в сторону экономики. Впрочем, предрекали такие изменения им уже давно. Сегодня слова Марио Мерена уже не кажутся абсурдными и их можно произносить на европейских площадках и в публичных интервью. Однако еще год назад такие речи были просто невозможны», — отмечает аналитик.

Глава немецкой нефтегазовой компании Wintershall Марио Мерен назвал абсурдным мнение об угрозе «Северного потока-2» для Евросоюза‍. «Утверждение, что дополнительные объемы газа угрожают нашей энергобезопасности, абсурдно. Учитывая грядущий дефицит газа, Европа должна приветствовать любые дополнительные поставки «голубого» топлива. Газопровод «Северный поток-2″ общей мощностью 55 млрд кубометров – важный вклад в энергобезопасность Европы. Ведь это наиболее надежный, эффективный и экологичный канал поставок российского газа европейским потребителям», — заявил он.

«Как такового газового дефицита в Европе сегодня нет, но эта ситуация держится только на том, что пока функционирует транзит российского топлива через Украину. В случае малейших проблем в этой системе Европа столкнется с трудностями, причем весьма заметными. Столь серьезное выпадение поставляемых объемов трубопроводного газа сейчас заменить просто нечем.

Энергобезопасность ЕС базируется на диверсификации поставок и маршрутов – в целом баланс соблюдается за счет терминалов сжиженного природного газа. Но СПГ дороже топлива из России, потому используется меньше. Таким образом ЕС стремится получить избыточную мощность для поставок трубопроводного газа. Это застрахует от проблем в случае аварии на одном из газопроводов – достаточно будет переключиться на резервные мощности, чтобы не ощутить дефицита», — подчеркивает специалист.

«Нет причин сомневаться»

«Северный поток-2» — газопровод из России в Германию через Балтийское море протяженностью 1220 км и мощностью 55 млрд кубометров в год. Он напрямую свяжет российскую ресурсную базу и европейских потребителей. Строительство газопровода начнется в 2018 году и завершится в конце 2019 года. Согласие на проект дали Германия и Финляндия, ожидается аналогичное решение от Дании и Швеции. Последней заключение по проекту даст Россия. Мерен добавил, что пока нет причин сомневаться в том, что в конце 2019 года по новому газопроводу начнет поступать газ.

По словам Мерена, проект «Северный поток-2» реализуется в соответствии с уже существующей нормативной базой, и нет никакого «юридического вакуума», на который нередко указывают. Потому планы Еврокомиссии получить мандат на проведение переговоров с Россией с целью создания специальной юридической базы для эксплуатации несостоятельны. И если Еврокомиссия целенаправленно собирается распространить действие газовой директивы на «Северный поток-2», то в таком случае речь идет не о либерализации, а о политизации европейского рынка природного газа.

«Последним фактором неопределенности на пути реализации «Северного потока-2» остается Еврокомиссия. Она не оставляет попыток подвести под проект правила третьего энергопакета Евросоюза, несмотря на то, что с юридической точки зрения правоприменение новых законов к ранее согласованным проектам не допускается. Тем не менее, члены Еврокомиссии ищут варианты.

Мы знаем, что судебные дела в Европе могут заканчиваться в отношении России несправедливо. Хотя юридические и политические претензии к будущему газопроводу просто выдуманы – их не существует. И это последнее, что грозит затормозить или сорвать строительство – других хотя бы более-менее обоснованных проблем пока не просматривается», — заключает Иван Капитонов.