От царских дворцов до советских складов: как творческие люди спасают старинный Петербург

Иностранные болельщики, приехавшие в Северную столицу на матчи ЧМ-2018 по футболу, были очарованы величием и красотой города на Неве. Немалая заслуга в этом принадлежит и творческим людям, для которых Петербург стал родным домом и которые прилагают значительные усилия для его сохранения. Об этом пишет издание theguardian.com в материале, перевод которого представлен ниже.

«Центр Санкт-Петербурга – это нескончаемые улицы роскошных особняков, многоквартирных домов и дворцов, построенных в лучшие времена Российской империи. Однако не всем из них удалось сохранить свое великолепие той золотой эры, хотя кто-то может сказать, что в легком упадке есть что-то романтичное.

Если история Санкт-Петербурга как культурной столицы России отражена в его архитектуре, то со временем многие из этих отражений поблекли: особняки и дворцы превратились в гостиницы или кондоминиумы; другие просто пришли в упадок. Приблизительно 15000 зданий здесь были построены до 1914 года, и большинство из них очень нуждаются в ремонте.

Но государство не торопится предпринимать какие-либо действия.

“Это произошло в то время, когда Дмитрий Медведев был президентом – экономика и качество жизни росли”, — говорит Александр Басалыгин, основатель BS Art Development. По его словам, в то время родился спрос “на новую эстетическую жизнь – и на открытые пространства в частности”.

Два года назад его группа, коллектив деятелей искусства, купила один из разрушающихся петербургских особняков – и они были не единственные. С 2013 по 2016 год в Санкт-Петербурге ежегодно открывается около 20 новых творческих пространств – от галерей и частных музеев до коворкингов. Сейчас в городе более 200 таких пространств, расположенных в зданиях любых типов: от бывших дворцов до старых советских складов. Не сговариваясь, деятели культуры Петербурга как бы взяли на себя обязательство сохранять исторические здания.

Особняк, купленный группой Басалыгина, — это бывшая усадьба XVIII века на Фонтанке, в которой когда-то жила семья русских дворян Голицыных. В течение многих лет он был заброшен и полуразрушен, несмотря на то, именно здесь в XIX веке встречалось литературное общество «Арзамас». BS group отремонтировала здание, разделила его, добавила удобства и переименовала в Лофт Голицын.

«Четыре года назад я увидела это место во сне. Когда мы приехали его осматривать, я поняла, что это оно, — рассказывает Оксана Казакова, владелица салона красоты ID\39, одна из новых арендаторов. – Мы сохранили штукатурку, дымоход, антикварные двери, как могли – хотя пришлось продать машину, чтобы все доделать”.

Пять зданий Лофта Голицын площадью 7000 кв. м образуют самое большое креативное пространство в городе. Он стал своеобразным центром творчества, где расположены дизайнерские шоурумы, бары, архитектурные мастерские, парикмахерские, тату-студии и клубы поэзии.

Всего в 10 минутах ходьбы от него на Большой Конюшенной улице расположено трехэтажное здание, построенное в стиле модерн. Его причудливые резные потолки уже крошились, когда в 2015 году в этом здании появился молодежный креативный кластер «Цархитектор». В настоящее время в здании работают бары, магазины секонд-хенд, а также гончарные и ювелирные мастерские. Рядом находится творческое пространство «Пальма», еще одно многофункциональное здание с архитектурными и дизайнерскими студиями и репетиционными залами, в которых в XVIII-XIX веках жили немецкие мастера, а также массой дешевых общежитий, тренажерным залом, шахматным клубом и бальным залом, разрушенным после Второй мировой войны.

После пожара в 2002 году, уничтожившего большую часть Анненкирхе, лютеранской церкви XVIII века, здание было заброшено. В 2014 году это не помешало решению группы молодых художников провести выставку в развалинах бывшей церкви. И не одну.

Деньги на доведение здания до базовых стандартов безопасности собирают с помощью театральных представлений и концертов. “Всего нам нужно 400-500 млн рублей, и 80% выручки от концертов мы вкладываем в реконструкцию, — говорит настоятель Анненкирхе Евгений Раскатов. – Остальные деньги мы направляем на содержание здания и мелкий ремонт. К сожалению, Лютеранская церковь не может помочь нам в этом”.

Эти художественные кластеры приходят и уходят, давая ощущение быстротечности этому аспекту городской жизни Санкт-Петербурга. По словам Александры Ненько из Университета ИТМО, средняя «продолжительность жизни» арт-пространств составляет всего четыре года из-за неизбежного повышения цен на недвижимость, когда владельцы зданий решают, что они могут занять место чем-то лучшим, чем арт-пространство.

Тем не менее, художники делают больше, чем все остальные, чтобы сохранить исторические здания города.

«Идеи и создание культурных продуктов обретают все большую важность, — говорит Ненько. – Индустрии творчества нужно свое место…Я уверена, что они и дальше будут поглощать заброшенные особняки и дворцы Петербурга”.