Не стой на пути: «Турецкий поток» разнес МИД Украины

Глава украинского МИД Павел Климкин заявил что «Турецкий поток» противоречит интересам европейских государств. Безусловно, учитывая, что в случае реализации этого проекта Украина потеряет последнюю надежду сохранить транзит, такое заявление не могло не появиться. Но кто в Европе готов брать в расчет интересы Украины?

С другой стороны, очевидно, что для некоторых европейских стран строительство «Турецкого потока» сулит несомненные выгоды. О том, как может развернуться интрига вокруг этого проекта, «Экономика сегодня» спросила Петра Искендерова, старшего научного сотрудника Института славяноведения РАН.
«Основная критика со стороны Европейского союза, в особенности отдельных стран-членов, направлена на «Северный поток-2». Там сильна позиция Польши, которая выступает против строительства газопровода, существуют коллективные обращения лидеров нескольких государств Центральной и Восточной Европы.
По этой причине сейчас «Турецкий поток» воспринимается в Брюсселе все еще как нечто довольно гипотетическое, в отличие от «Северного потока-2», который активно лоббирует Германия и где уже существуют подписанные международные соглашения.

Тем не менее, в перспективе Украина попытается создать блок оппонентов проекта, поскольку очевидно, что «Турецкий поток», как и ранее «Южный поток», подрывает позиции Украины, лишая ее важного рычага давления и на Европу, и на Россию.
Что касается интересов, применительно к «Турецкому потоку», то, помимо Украины, главными оппонентами могут выступить те же страны, которые не одобряют строительство «Северного потока-2». Прежде всего, речь о Польше, Словакии, Венгрии и Чехии. Они могут обвинить Россию, Турцию и тех, кто захочет принять участие в проекте, в стремлении лишить их транзитных платежей, поскольку не только Украина получает транзитные платежи, но и Польша со Словакией, хотя и в меньшей степени.

Понятно, что где Польша со Словакией, там и Чехия с Венгрией, потому что они координируют свою политику в рамках Вишеградской группы, и в плане региональных инициатив.

У «Турецкого потока» больше шансов на успех, чем было у «Южного»

Что касается Болгарии, то «Турецкий поток» должен вызывать у руководства в Софии смешанные чувства. С одной стороны, Болгария не оставляет надежды реанимировать «Южный поток», а потому «Турецкий поток» для нее конкурент.
С другой стороны, очевидно, что если газ с «Турецкого потока» пойдет в Европу, а шансы такого развития событий сильно возросли, после договоренности Путина и Эрдогана, Болгария имеет все шансы подключиться в силу своего георгафического положения, к этому транзитному потоку. И, безусловно, стоит ожидать, что эту инициативу поддержит Греция, для которой транзитные перспективы могут стать крайне привлекательными.

Помимо Греции и Болгарии, в строительстве «Турецкого потока» могут быть заинтересованы балканские страны, которые уже являются членами ЕС, как Хорватия и Словения, либо намереваются туда вступить, а также Австрия, потому что в Вене могут надеяться, что газ может дойти до газораспределительного хаба в Баумгартене, что усилит позиции страны на газовом рынке.

Против будут Польша и Украина, которые попытаются сколотить очередной блок из государств Центральной Европы, возможно, привлекут политическую поддержку стран Балтии, которые традиционно участвуют во всех антироссийских инициативах.

Я думаю, что, по большому счету, «Турецкий поток» имеет гораздо больше шансов на реализацию, чем это было с «Южным потоком». Конечно, «Турецкий поток» строится не только с прицелом на турецкие интересы. И одна нитка из двух, которые предполагается начать строить, будет обеспечивать газом Турцию, а по второй нитке газ должен будет пойти в Европу.
И это потребует строительства инфраструктуры на территории Европы, а как раз на этот процесс вполне в состоянии повлиять коалиция противников проекта», — прокомментировал он ФБА «Экономика сегодня»