Кирьянов: Реновация позволит в разы сократить очередь на жилье в Москве

Сегодня Комитет Госдумы по транспорту и строительству одобрил основные поправки в законопроект о реновации, которые, по словам вице-спикера нижней палаты парламента Александра Жукова, позволят защитить права граждан при расселении и сносе хрущевок. Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по развитию социальной инфраструктуры, местного самоуправления и ЖКХ Общественной палаты РФ в разговоре с корреспондентом ФБА «Экономика сегодня» выразил уверенность, что после вступления в силу закона купить квартиру в Москве станет проще, а время ожидания в очереди на улучшение жилищных условий сократится в разы.

— Артем Юрьевич, общество очень активно обсуждает еще даже не закон, а законопроект «о реновации». Многие убеждены, что этот документ нарушает Конституцию России. Неужели и, правда, в Москве происходят противозаконные действия?

— Упреки в том, что законопроект не конституционный, а ссылки на Конституцию постоянно звучат, мне, как юристу представляются несостоятельными. Я не вижу нарушения конституционных прав граждан даже в том проекте, который предполагался изначально, без поправок. Этот законопроект описывает совершенно новую ситуацию, которая будет складываться в Москве как в столичном субъекте Федерации и требует особого законодательного регулирования как федерального, так и регионального. Соответственно, если что-то происходит впервые, это не значит, что это плохо или незаконно. Я как юрист не вижу прямых нарушений законодательства Российской Федерации. Но вижу необходимость устранить пробелы и возможные толкования, сделав закон, который обеспечит максимальный комфорт для граждан в период реновации. Здесь важны и ряд поправок, которые предложили депутаты Государственной Думы – уточняющие характеристики законопроекта, ряд положений и где-то увеличивающие его сроки. К сожалению, пока в обсуждении этого законопроекта гораздо больше эмоций, чем предложений. Печально, что люди, выплескивающие свои эмоции, не всегда готовы к конструктивному диалогу, в силу профессиональной неспособности это делать.

— Есть ли мировой опыт в реализации подобной программы?

— Такого масштабного проекта, где бы выполнялась такая программа, я не припомню. Есть примеры, когда « с ноля» что-то строилось – возводились в пустыни города из стали и бетона. Довольно часто можно столкнуться с ситуацией, когда идет бурное развитие небольших оазисов. Но вот чтобы в исторически сложившимся городе со своей инфраструктурой, с огромным количеством жителей, было реализовано что-то подобное, нет.

— То есть Москва – пионер?

— Да, пожалуй. Кроме того, в Москве действует пример социальной политики, в которой многое планируется сделать за счет городского бюджета с превышением установленных на федеральном уровне нормативов.

— Но граждане, жители, как мы видим, этого блага совсем не замечают и идут митинговать. Что ими движет? Нежелание прочитать закон?

— И нежелание, и неумение. Для того, чтобы читать закон все-таки необходимо юридическое образование и несколько лет работы в сфере именно анализа законодательных актов. Я не удивлен тому, что есть непонимание. Здесь можно упрекнуть и общественников, и Правительство Москвы, и депутатский корпус в том, что слишком мало было пояснений законопроекта, что слишком плохо и недолго проводилась разъяснительная работа с гражданами.

Но, тем не менее, экспертов по законодательству не может быть много. Это основное. То возмущение, которое сегодня есть, идет возможно от непонимания людьми, где они будут жить после переселения. Потому что, если показать им все на карте, разъяснить закон, то они воспринимают это абсолютно адекватно. Второй момент – мне кажется, негатив сегодня больше в медийной сфере, социальный сетях. Я не могу сказать, что это проявление именно народного гнева.

— А как же митинг, который был недавно?

— Я был на нем. Он произвел на меня не самое хорошее впечатление, мягко говоря, потому что не увидел никакой попытки для установления диалога. Выступление целого ряда спикеров с трибуны содержали заведомо ложную информацию. Это все делается каждым политическим деятелям в своих целях. Сейчас это совершается для нагнетания обстановки. На этом митинге многое было непонятно. Почему люди, не имеющие ни к Москве никакого отношения, ни к градостроительству, ни к политике, делают яркие заявления, и это воспринимается с пониманием? Мы сдержанно относимся к людям, которые, рассказывают, как надо лечиться, не имея медицинского образования, даже обвиняем их в шарлатанстве. А в этой ситуации представители непонятно какого бизнеса позволяют делать весьма странные заявления. Зачем? Наверное, цель – это остаться в новостной повестке. Но это не самый подходящий случай для пиара, потому что много людей вовлечены в эту программу. Я скажу больше. Все жители Москвы будут вовлечены в процесс реновации, потому что нам всем предстоит пережить достаточно сложный период времени, когда начнется строительство.

— Все жители Москвы, я правильно услышала?

— Да, и здесь мы думаем о том, как оградить москвичей от шумовых загрязнений. Я поддерживаю инициативы, которые направлены на внесение изменений в КОаП России об ограничении уровня шумов, об ответственности юридических лиц за эти моменты. Впереди большая работа предстоит и экологам, потому что экосистема будет меняться.

Необходимо продумать, каким образом мы будем защищать московских безнадзорных животных. Серьезный вопрос стоит по кошкам, ведь сносят их привычное место обитания. Это практические вопросы, о которых надо думать, а не ходить на митинги и возмущаться, что Конституция нарушается. Я как специалист в области конституционного права никаких нарушений не вижу.

— Пятиэтажки есть практически в каждом районе Москвы. Снос всех домов этого периода, наверняка, отразится и на облике столицы?

— Московский проект должен изменить не только лицо города, но и его принципиальные основания, потому что вложить в несколько лет программы нескольких десятков лет развития, достаточно сложно, поэтому в масштабных проектах ориентироваться на международный опыт мы не можем. Хотя вероятно можно опираться на технологические и архитектурные решения градостроительного плана, применяемые в других городах.

— Москвичей ожидает обилие новых строек. Значит ли это, что жилищную проблему смогут решить не только жители «хрущевок»?

— Да, вы правы. Реновация поможет решить жилищную проблему тем льготным категориям, которые по 15-20 лет стоят в очереди. И ведь нет уверенности, то срок ожидания будет сокращаться. В то же время в Москве наблюдается постоянный приток населения, но при этом идет слишком медленное расселение с улучшением жилищных условий. Процесс реновации позволяет очередь на жилье, если не ликвидировать в ближайшие годы, то кардинально сократить и довести получение квартир с лучшими условиями до нескольких лет, а не нескольких десятков лет.

— В чем разница программы переселения жителей, которая проходила при Лужкове, от нынешней программы?

— Вопрос по домам первого индустриального периода поднимался еще при советской власти. В Мосгорисполкоме и было принято решение эти дома сносить и «перекраивать». Но в 1988 году уже не было, видимо, ни политической воли, ни сил и средств на эту программу. То, что делал Юрий Михайлович 10 лет спустя, было понятной и вынужденной мерой. Обратите внимание, Москва не имеет задолженности по аварийному жилью и как субъект Федерации делает все самостоятельно. Новая программа реновации будет отличаться масштабами, технологиями и общим количеством вовлеченных граждан. В период первого сноса пятиэтажных домов, начатого в 1999 году, было снесено 1700 домов и, надо отметить, никаких проблем в общественно-политическом плане не было, и люди были довольны. Очень хочется надеяться, что и нынешняя программа покажет достойные результаты.