Федоров: Нельзя, чтобы программа сноса хрущевок в Москве стала реновацией раздора

По промежуточным итогам голосования «за» и «против» сноса хрущевок, в котором приняли участие 33 % москвичей, две трети голосов отданы «за» реновацию. Своим мнением о судьбе законопроекта с ФБА «Экономика сегодня» поделился президент центра социальных и политических исследований «Аспект», исполнительный директор ассоциации по защите избирательных прав «Гражданский контроль», член Общественной палаты РФ Георгий Федоров.

— Георгий Владимирович, уже более трех месяцев столица России взволнована законопроектом о реновации. Что Вы думаете об этом документе?

— С моей точки зрения, этот законопроект абсолютно не проработан. Те позиции, которые в нем прописаны, удобны каким-то крупным застройщикам, девелоперам и совершенно не подходят потребителям. Напомню, что в столице работает программа по сносу ветхого и аварийного жилья, которая как раз касается пятиэтажек. Ее начали реализовывать еще во времена Лужкова. Практика показала, что она продумана, грамотна и работает в интересах москвичей. Тот законопроект, который предлагается сегодня, это, на мой взгляд, попытка решить проблему сноса домов через «коленку». Поэтому и пошла волна протестов.

Читая этот документ, возникают вопросы не только у жителей, но и у специалистов. Четко не прописано ни гарантированность места переселения, ни то, как будут учитываться такие понятия как «равноценность» и «равнозначность» нового места жительства.

— Давайте уточним термины «равноценность» и « равнозначность».

— Равнозначность – это, когда тебе дают за 30 метров квадратных в Таганском районе те же 30 или 32 метра в Новой Москве. Это равнозначно, хотя стоимость квартир будет сильно разниться. 30 метров в Таганском районе около метро стоит в два раз дороже, чем на окраине этого же района – вот и проблема равноценности.

— Какие еще вопросы, связанные с реновацией, волнуют москвичей?

— Один из острых вопросов: почему действительно ветхие дома не попали в программу? К примеру, дома у метро «Алексеевская». А вот крепкие кирпичные строения в привлекательных для инвесторов районах, около того же Сити, оказались в списках под снос. Могу предположить, что это из-за того, что земля под ветхими домами не пользуется спросом….

Еще людей волнует проблема с этажностью. В одних документах написано, например, что дом будет не выше 12 этажей, а на сайте госзакупок есть данные о том, что дом предполагается в 24 этажа.

Не совсем понятен и финансовый вопрос. Смотрите, на реализацию программы необходимо 3 триллиона рублей. Это практически три годовых бюджета Москвы. Прежняя программа и забуксовала только потому, что не знали, где взять средства на ее выполнение, а сейчас вдруг нашлись деньги на новую.

— Какие документы должны быть предоставлены переселенцу?

— Однозначно, это документ на право собственности. Но пока, как я понимаю, только идут разговоры о том, какие документы должны быть предоставлены переселенцу.

— Что же делать жителям?

— Жителям стоит знать и активно пользоваться своими правами, чтобы отстоять собственность. В первую очередь, принимать участие в голосованиях и домовых собраниях.

— Чем отличается законопроект «О реновации» от уже действующего закона № 21 от 31 мая 2006 г. «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве» и № 29 от 14 июня 2006 г. «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения»?

— Скажу коротко: если в нынешней программе есть три варианта для переселения, то в новом законе предлагают один вариант и собственник должен в течение месяца согласиться. Если нет, то жителя по суду выселяют. Нуждаются в уточнении термины «равноценность» и «равнозначность», а также «места для переселения»

— Кроме ярых противников реновации есть и ее сторонники… Особенно их много из числа тех москвичей, чьи дома находятся не в лучшем состоянии, но в программу они не попали по каким-то причинам.

— Самое плохое в этой программе то, что она стравливает москвичей между собой. Сторонники и противники смотрят друг на друга как на врагов. Поэтому еще раз подчеркну: законопроект следует отозвать, найти деньги и продолжить, может быть, в усовершенствованном виде программу сноса ветхого жилья, при этом принимая во внимание мнения тех людей, которые хотят, чтобы их дома снесли. В первую очередь надо на них работать, а не пытаться снести те дома, в которых люди хотят жить. А для этого нужно услышать и учесть мнение каждого переселенца.