Энергокольцо в Северо-Восточной Азии стало альтернативой газопроводу Россия-Корея

Заявленная Кореей стоимость энергокольца в Северо-Восточной Азии в 7,6 млрд долларов может быть крайне невыгодна в сравнении с прямым газопроводом. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

«Проект объединенного энергокольца Россией, Китаем, КНДР, Южной Кореей и Японией сразу вызывает слишком много вопросов, чтобы всерьез его обсуждать на этой стадии. Сеул ставит целью уход от экологически грязной угольной генерации, но здесь самым логичным способом видится перевод производства энергии на газ. Правда, уже сегодня Корея является третьим по величине импортером природного газа, для модернизации генерирующих мощностей придется увеличить закупки в 1,5-2 раза.

Огромной проблемой станет протяженность кольца – сотни километров кабелей приведут к достаточно большим техническим потерям энергии при транспортировке, а это в конечном итоге скажется на цене покупаемых киловатт и их стоимости для корейских потребителей. Всегда считалось, что выгодно производить энергию как можно ближе к потребителю, чтобы снизить эти потери при доставке. Почему в Корее решили, что электричество лучше производить там, где добываются для этого ресурсы, то есть в России – не понятно», — отмечает аналитик.

Государственная южнокорейская энергокомпания KEPCO направила в парламент страны технико-экономическое обоснование проекта энергетического суперкольца в Северо-Восточной Азии. Проект оценили в 7,6 млрд долларов. 2,4 трлн южнокорейских вон (около 2,1 млрд долларов) пойдет на соединение кабелем длиной около 1000 километров порта Владивосток с провинцией Кенгидо через Северную Корею. Еще 2,9 трлн вон (2,6 млрд долларов) нужно для прокладки подводного кабеля длиной 370 километров от китайского порта Вэйхай в южнокорейский порт Инчхон по дну Желтого моря. Подключение Японии с помощью подводных кабелей обойдется в 1,9-3,3 трлн вон (1,7-2,9 млрд долларов) – от города Косон провинции Кенсан-Намдо до Китакюсю или Мацуэ на северном побережье Японии.

«России этот проект в принципе выгоден – у нас в Сибири и на Дальнем Востоке сейчас создается крупный энергетический узел, который подразумевает поставки энергии и ресурсов в Китай, а также другие страны Азии. Такой проект создаст в нашей стране новую инфраструктуру и немалое число рабочих мест – газ надо добыть, переработать, полученную энергию доставить покупателям. Но и здесь встает вопрос вложений.

Созданный корейцами проект априори не предполагает расчетов, сколько средств на его реализацию вложит каждая из стран – это вопрос собственности, договоренностей, торгов и уступок. России придется просчитывать, чтобы получить максимальную прибыль при реализации проекта и не ущемить свои интересы. Впрочем, говорить сегодня, что проект реализуют, тоже рано», — подчеркивает эксперт.

Политические препоны

«Большое энергетическое кольцо Северо-Восточной Азии может обеспечить стабильные поставки энергии при осуществлении (Сеулом) политики отказа от использования каменного угля и атомной энергии», – говорится в докладе KEPCO. Компания планирует импортировать электроэнергию из Китая и России для снижения внутренних цен на электричество в Южной Корее, и остатки продавать в Японию. В проекте также участвуют китайская SGCC, японская SoftBank и монгольская Newcom.

Идею энергетического суперкольца выдвинул в 2011 году председатель SoftBank Масаеси Сон, переговоры начались на Восточном экономическом форуме в РФ в 2017 году. В то время Япония из-за отказа от энергии атомных станций столкнулась с сильнейшим энергодефицитом. Россия объявила, что готова предоставить своим партнерам конкурентную в АТР цену на электроэнергию и зафиксировать ее на долгосрочный период. Проявляла желание стать частью кольца и Монголия.

«Если проект энергокольца будет реализован, это добавит позитива в отношениях Южной Кореи с Северной. С другой стороны, Сеул неоднократно проявлял заинтересованность в строительстве прямого газопровода из России, однако политическим барьером для этого всякий раз назывался Пхеньян. И, как мы знаем, до строительства газопровода так и не дошло, хотя и РФ, и Южная Корея были не против проекта. Интересно, что строительство энергокольца сопоставимо по цене с трубопроводом, но политический «тупик КНДР» так и не преодолевается.

Россия вполне может позволить себе с восточносибирских месторождений ежегодно направлять порядка 10 млрд кубометров газа на нужды корейских потребителей. Причем нам принципиально может быть даже не важно, перегонять сырье или готовую продукцию в виде электроэнергии. Инфраструктуры для поставок нет, и когда она появится – большой вопрос.

Если говорить об экономике проектов, то газопровод из РФ видится выгоднее для Кореи. Сейчас новейшие установки производят электроэнергию на основе парогазового цикла – производство энергии при этом становится не просто выгодным, а сверхвыгодным. Выбросы в атмосферу минимальны – получение электричества из газа на сегодняшний день остается самым экологичным видом сырьевой генерации. И не нужно перегонять энергию на сотни, а то и тысячи километров с огромными ее потерями», — заключает Александр Фролов.