Для продления «Турецкого потока» по суше Россия запаслась «козырями» против украинского транзита

Требования Лаврова о «железобетонных гарантиях» Европы при проработке вариантов продолжения «Турецкого потока» по суше обусловлены политикой ЕС. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин.

«Требование Россией «железобетонных гарантий» по «Турецкому потоку» – не пустые слова. Когда-то при реализации проекта «Южный поток» европейские страны подтвердили участие в проекте, были межправительственные соглашения, закупили и поставили в Болгарию трубы. Но в определенный момент болгарские власти строительство заблокировали. Наученные этим опытом, все понимают: вкладывать деньги без гарантий нельзя.

Сами гарантии должны как минимум включать одобрение проекта Еврокомиссией. Кроме того, сейчас идут дебаты по поправкам в третий энергопакет ЕС, направленным против «Северного потока-2». Реалии таковы, что всем газопроводам из Норвегии дается «зеленый свет», а строительство «труб» из РФ старательно политизируется и блокируется. Пока не будут продуманы максимальные гарантии, что проект не будет в произвольный момент времени прекращен, о его запуске думать рано», — отмечает аналитик.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил о будущем продолжения газопровода «Турецкий поток» в Европе. «По намеченному графику продолжается и строительство «Турецкого потока», прорабатываются варианты продолжения сухопутной транзитной нитки этого газопровода в европейском направлении. Естественно, с учетом печальных уроков «Южного потока» для принятия окончательного решения потребуются железобетонные юридические гарантии со стороны Еврокомиссии», – сказал глава МИД.

«В настоящее время по проекту «Турецкого потока в Европе предполагается не просто поставка газа Россией до границ Евросоюза, но и определенная помощь странам-участницам ЕС в прокладке газопроводов по их территории. Но в таких случаях участник строительства должен свои инвестиции окупать. Для этого требуются соответствующие исключения и гарантии – нужно прописывать, когда, за счет чего и на каких условиях вложения России вернутся.

Пока в Европе звучат предложения, что построенные Россией трубопроводы Москва не должна иметь права использовать на полную мощность или вообще не могла эксплуатировать – таких ситуаций быть не должно. Все проекты РФ воспринимаются в штыки, затягиваются, предпринимаются попытки ограничить поставки. Со всем этим нужно разбираться, что называется, «еще на берегу», чтобы без всяких неожиданностей и политических препонов спокойно построить инфраструктуру для будущей торговли», — подчеркивает эксперт.

Минус перспективы Украины

«Турецкий поток» планируется запустить до конца 2019 года. Газопровод будет состоять из двух ниток, одна из которых предназначена для Турции, а вторая – для стран Южной и Юго-Восточной Европы. По предварительным договоренностям, трубопровод может быть проведен через территорию Болгарии, Сербии и Венгрии с выходом на газораспределительный центр в австрийском Баумгартене. Недавно в реализации проекта изъявила желания принять участие Греция.

Проект «предполагает строительство газопровода по дну Черного моря до европейской части Турции к ее границе. Длина морской части трубопровода должна составить около 910 км, сухопутной части по турецкой территории – порядка 180 км. Пропускная способность каждой нитки 15,75 миллиарда кубометров газа в год. По предварительным данным, в будущем «Газпром» планирует прокладку «Турецкого потока-2» – еще двух ниток в Европу с аналогичной пропускной способностью.

«Как известно, в конце 2019 года заканчивается действующий контракт России на транзит с Украиной, и последняя пытается диктовать условия продления договоренностей. Чтобы иметь козыри в переговорах «Газпрому» нужны обходные газопроводы. Именно поэтому идет интенсивное строительство «Северного потока-2» и «Турецкого потока». Прокладка труб идет по графику и к концу 2019 первый проект будет на стадии пробных пусков, второй позволит поставлять газ в Турцию.

То есть уже очевидно, что европейская нитка «Турецкого потока» вряд ли может быть проложена, тем более не удастся построить «Турецкий поток-2» по дну Черного моря и все согласовать. А значит, договариваться с Украиной все равно придется – «Северный поток» уже становится весомым козырем, как и обходная труба для Турции. Зная это, российская сторона и не стремится форсировать переговоры с Европой, ожидая тех самых «железобетонных гарантий» от ЕС.

В данном случае для Москвы время уже значения не имеет – до начала 2020-го ничего нового ввести уже не удастся. А значит, лучше спокойно согласовать новые проекты, чем идти на риски с большими шансами потерять инвестиции. Украинский транзит российские обходные газопроводы рано или поздно компенсируют полностью, и в данном случае уже пауза в год-другой имеет гораздо меньшее значение, чем эффект от реализации самих проектов», — заключает Вячеслав Кулагин.