«А как же мы? Как же наш транзит?»: на Украине оценили последствия переговоров Путина и Трампа по «Северному потоку-2»

За переговорами Владимира Путина и Дональда Трампа тщательно следили во всем мире. Особенно на Украине, ведь решался важнейший для Киева вопрос газового транзита.

Однако в «незалежной» крайне сильно удивились, когда узнали, что в ходе саммита про украинский транзит не было сказано ни слова. Более того, Путин и Трамп вообще не слишком-то и активно обсуждали этот животрепещущий вопрос. Сам «Северный поток-2»-то они, конечно, обсудили.

А вот про украинский транзит не было сказано ни одного слова вообще, отмечает «Коммерсантъ». Трамп четко и ясно дал понять всему миру, что его интересует исключительно присутствие в Европе американского сжиженного газа. В этом смысле ему вообще нежелательно существование украинской ГТС, поскольку российский газ все равно пойдет в Европу.

Украинцы отреагировали на это заявлениями, что это «как-то не по-товарищески». Вопросы «А как же мы? Как же наш транзит?» появлялись в комментариях на украиноязычных ресурсах. К тому же Вашингтон вообще не уделил особого внимания украинскому вопросу, предпочтя этому «вмешательство в американские выборы».

Стоит отметить, что США пытаются реализовать свои цели в Европе путем политического давления на европейские государства. Те, понятное дело, не слишком заинтересованы в том, чтобы платить высокую цену за хорошее отношение со стороны США. Украинский транзит и вообще проблемы Киева абсолютно никого не интересуют, кроме Петра Порошенко и его команды.

Особенно интересна в этом плане позиция Польши. По мнению Варшавы, строительство «Северного потока-2» — это очень плохо. Поляки неоднократно давали понять, что были бы не против строительства газопровода через свою территорию. Ведь тогда уже они могли бы брать деньги за транзит российского газа в Германию.

Таким образом, у Киева фактически отсутствуют «идеологические союзники». Все, кто на словах поддерживает Украину, в действительности преследуют исключительно свои цели. Трамп на важнейших переговорах отстаивал не украинские интересы, как почему-то думали в Киеве, а только американские. В результате он даже не стал особенно вдаваться в тему «Северного потока-2».